Clash of the Gods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Clash of the Gods » век Астреи » Come to Me


Come to Me

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Come to Me
I'll be kind if you'll be faithful
You be sweet and I'll be grateful
Cover me with kisses dear
Lighten up the atmosphere
Keep me warm inside our bed
I got dreams of you all through my head

world: мир людей
time & place: центральный нью-йоркский парк, несколькими днями ранее; вечер

who? James Boatwright, Sierra Blair
why? Обида, боль, недопонимание.. иногда нужно просто поговорить друг с другом, отпустить себя.

+1

2

Время шло, и Сет научился подстраиваться. Он уже не брезговал людской пищей, как раньше, а спокойно брался за плиту и готовил себе сносную яичницу с беконом. С каким-то трепетным чувством заваривал так сильно полюбившийся ему кофе. Горький и крепкий, без сахара и сливок. Покупал в магазинах сладости, торты и апельсины.. не потому, что так его магические силы сохранялись гораздо дольше, а потому что ему действительно нравилось. Нравилось горечь дорого кофе, кислый привкус спелых апельсинов и мягкий, тягучий и невыносимо сладкий вкус пастилы и зефира. 
Он привык к чужой одежде и все реже сравнивал Джеймса с собой. В какой-то момент вся его злость, ярость и раздражение потеряли всякий смысл. Он заново полюбил Джейме – черную немецкую овчарку с такими красивыми и добрыми глазами, и уже с искренними, своими, чувствами подолгу ребячился с ней в саду, играя в шарик и валяясь на влажной, давно не стриженой траве.
Сет прекрасно понимал, что меняется, но ничего не мог с этим поделать. Его до сих пор пугал этот странный, дикий мир и собственная слабость. Он злился, крушил вещи, кричал и едва не плакал от бессилия. Его внутренний мир крушился на глазах, его каменные стены, возводимые с таким трудом, карточным домиком падали на окровавленные осколки его израненной души. Его чувства обострились, сделались более яркими и восприимчивыми к окружающему миру.. в какой-то момент его ледяная броня стала спадать с него мягкими снежинками, в какой-то момент стало понятно.. что почти все, чем он занимался раньше, глупо и бессмысленно. И только потому, что такое желанное спокойствие он обрел только здесь, в смертном мире, куда его насильно сослали и заключили в хрупкую, слабую оболочку. Чтобы достичь умиротворения сейчас ему было достаточно лишь хорошей музыки и длинной, жесткой шерсти Джейме под рукой. И от этого.. он был почти счастлив.
И от понимания всего этого хотелось рыдать. Навзрыд. 
Потому что очень сложно принимать и осознавать свои ошибки. Очень сложно однажды понять, что такие хрупкие и презренные существа, как люди, могут быть мудрее тебя в сотни, а то и в тысячи раз.
Сет рассеянно сморгнул, наконец-то покидая свои тяжелые и бессмысленные мысли. Джейме уже несколько минут прыгал возле него, пытаясь всеми доступными ему способами привлечь внимание хозяина. Пустынник мягко улыбнулся и легонько потрепал неугомонного пса по загривку, сильнее сживая в руке поводок.
Смеркалось. Центральный нью-йоркский парк медленно, но верно погружался в таинственный полумрак, становясь временными пристанищем для бесконечного множества счастливых парочек, от которых у божества едва не сводило зубы. Сет по-прежнему не любил смертных. Сет по-прежнему оставался Сетом, и изменить это было непосильно даже ему самому.
Они остановились рядом с небольшим прудом. Пес лаял, брыкался и всячески тянул его к темно-синей, кажущейся почти черной, воде. Пустынник не нашел весомых доводов, для того, чтобы отказать своему любимцу в такой мелочи.. поэтому смело свернул с каменной дорожки на траву,  даже не подозревая, что именно уготовила ему хозяйка-судьба.
Вдоволь наигравшись с собакой, уже не чувствуя собственных ног, Сет нехотя освободил пса от поводка, давая ему несколько минут законной свободы, и направился к близлежащим лавочкам. Отдохнуть.
Отдохнул.
Почти на самом краю неприметной лавки, затерявшейся в тени кустов и деревьев сидела именно та женщина, которую Сет меньше всего желал увидеть. Красивая, статная, до боли знакомая и столь им ненавидимая. Даже будучи заключенной в смертную оболочку, его младшая сестра не растеряла и толи того достоинства и гонора, в которые он однажды влюбился, как самый последний идиот.
Помешкав пару минут, пытаясь хоть как-то обдумать сложившуюся ситуацию, пустынник.. медленно опустился на лавочку, задумчиво крутя в руках поводок.  Им не о чем было говорить. Все уже давно было высказано, все уже давно было решено.. да и портить такой прекрасный вечер совершенно не хотелось. Хотелось взять в охапку Джейме и уйти отсюда подальше, закрыться в своей квартире и не выходить несколько суток, в колоссальных объёмах поглощая тошнотворно горький кофе. 
Но Сет не сделал ни единой вещи, о которой только что  подумал.. за эти несколько дней он изменился, и этого уже не отнять.
Пустынник мягко улыбнулся побежавшему к нему псу и нежно погладил его носастую морду, разворачиваясь Нефтиде.
Это странный мир, ты не находишь?

+1

3

одета

Только сталь твоих глаз не забыть никогда,
А в груди ледяная морская вода…

Ненависть очень недооцененное чувство. Нефтида оставила две подписи на копии и оригинале документа, отложила ручку. Все это длилось слишком долго, порядком раздражал приглушенный свет, снующие туда-сюда людишки и запах. Стойкий запах адреналина, мускуса и ванили. Поданный бокал шампанского просвечивал золотистой жидкостью семнадцатого века, округлые пузырьки скатывались ко дну и так же настырно поднимались к краю. Девушка запустила в волосы обе руки, опустила голову на стол. От собственных мысле оторвал звонкий голосок молоденькой официантки, просившей выбрать цвет салфеток. Нефтида, точнее ее бледная тень в образе Сьерры едва глянула, наобум ткнула на красные; чужая привычка. Дождалась пока та выйдет и опять плюхнулась лбом на стол. Такой гладкий, прохладный стол. А все из-за дня рождения начальства и бесценный дар - именно ее сосуд должна организовывать банкет. Откуда ей было знать, что эта симпатичная девочка так любила ковыряться в видах хрусталя. Знали бы вы как ей осточертело делать двести дел за раз. Решать, советовать, выбирать и следит, следить за каждым шагом, что бы не напортачили, сделали как следует и улыбаться. Богиня улыбалась по семь часов в сутки. Порой ей хотелось разорвать дюжую часть людей и свалить из этой дыры. Но потом возвращался здравый смысл, пинал ее под зад и заставлял разворачиваться к начальству с той же чертовой улыбкой, мило интересуясь какую часть тела детальней исследовать. Что ее удерживало в этом месте - пустота. Блэр могла заполнить дыру в собственной груди до банальности простой вещью - работой. Ее семья разбилась фарфоровой куклой, о край унитаза. Осколки разлетелись по полу, закатываясь под кафель. Так банально, ведь и у богини случилась глобальная неприятность. Кажется мир насмехается над ней, судьба подкидывает странные комбинации. Было непривычно, а порой до колкой грудной боли знать историю жизни существа на которого в обычной ситуации ей было бы наплевать. Лучший друг Сьерры умер у нее на руках, родные погибли в автокатастрофе, а ее несостоявшийся жених ушел к другой. Сложно было не смешивать свою собственную жизнь с маленькой историей человека. По-началу было довольно неплохо, вся власть в одних руках, "твори" чего душа желает. Но спустя некоторое время пришло осознание. Глупости осели на дно, затаилась радость и злоба, богиня пресытилась свободой, властью и наигралась в Бога-человека. Теперь ее жизнь взяла другой темп. Выражать себя захотелось иначе, кровь и смерти отошли на второй, третий план.
В дверь постучали, ничего не произнося, паренек положил возле ее руки листок. Так же тихо удалился. Нефтида лениво потянулась, пробежалась взглядом по строчкам. Ну что же, следует спускаться в зал, она ведь не хочет пропустить начало. К великой радости богини все закончилось так же быстро как и началось. Убедившись, что все остались довольны, в особенности сутулый, лысоватый тип - ее начальник.
Теперь и пройтись можно. Пусть допивают свои странные напитки, собирают еду по пакетикам и проваливают. Проваливают ... . Какое странное, новомодное слово. В него можно вложить столько ненависти. О, мать Нут! Моя спасительница. Дай моему сердцу покоя на миг. И отошли кудрявого блондина восвояси, я не желаю терпеть его прикосновения.
Нефтида распрощалась в лучших традициях местного коллектива, успев прикоснуться щекой к трем женщинам и шестерым мужчинам. Ее неприятно удивила эта традиция людей, но выбиваться из общей массы не хотелось. Тем более, что Сьерра была Ммм... . Как это сказать. "Душой компании". И это при все при том, что девочке приходилось иметь дело с трупами, органами и вонью. Впрочем как и самой Нефтид.
Парк. Островок природы, совершенно не напоминавший ее сады. Те, которые она покинула не по своей воле. Но здесь, сидя в тишине, богиня чувствовала себя свободной. Не тревожили незнакомые, чужие существа норовившие залезть в душу, да какой там, в трусы и поглубже. Одинокая лавочка недалеко от воды. Естественна тень сплетенных веток, шелест листьев. Да, Нефти могла ощутить легкость, насколько это могла позволить личность Сьерры. Ведь половина чувств девушки остались при богине, пусть и косвенно.
Нефтид понадобилось всего несколько секунд, что бы узнать его. И больше тысячелетия, что бы стереть его из своей памяти. Сейчас, находясь всего в паре шагов от существа подарившего ей надежду, Нефтид отчетливо ощутила горечь во рту. Кажется так на вкус пробуют разочарование. 
- Он особенный,- голос ровный, слегка отстраненный. Нотки усталости и бесполезности, так отвечают мертвому, случайно забредшему в твой сон. До него рукой подать. Но девушка даже не поднимает взгляд, все так же рассматривая сорванный листок. - Печально, что я не понимала этого раньше. Ей бы научиться его не любить.

Отредактировано Sierra Blair (2014-07-03 21:55:08)

+1

4

Особенный? – Сет удивленно вскидывает бровь, не сумев удержать скептического смешка. – О, я в этом сильно сомневаюсь.
Признать мир людей особенным приравнивается к тому, что признать их, богов, к ничтожествам. Люди – странные, незавершенные существа, постоянно от чего-то зависимые.. от семьи, любви, денег, развлечений. Их тела хрупки, а разум слишком ограничен. Они находятся в постоянных поисках, постоянной гонке за выживание, в постоянном ритме жизни.. и если останавливаются, то чаще всего замыкаются в себе, отрешаются от окружающего мира и медленно деградируют, умирают. Их действия бессмысленны и противоречивы, их мысли глупы и безумны.. но что-то есть в них.. нет, не особенное. Есть в них что-то живое, достойное внимания и уважения. Они борются за свою жизнь, за семью и свою любовь. Они дорожат временем, потому что прекрасно понимают, что их срок сильно ограничен. Богам никогда не понять, каково это.. считать секунды, минуты, дни. Богам не свойственно следить за временем, они ему не подвластны. И это делает их ущербными, однобокими.. несовершенными, неполноценными. Им некуда спешить, им не за чем гнаться. Они умеют ждать, они терпеливы. Долгие годы, десятки, сотни, а то и тысячи лет кажутся им мимолетным мгновением, ничего не значащей ерундой и из-за этого они.. вымирают. Боги застыли на одном месте, не в силах сделать и шага ни вперед, ни назад.  А люди движутся.. и с каждым днем все быстрее и быстрее. Строятся новые города, изобретаются новые технологии, открываются новые знания.. Смертным не нужны больше боги, не нужна больше их сила, чтобы познать мир. Они уже сделали все, что только могли, без их помощи. Они доказали свою значимость, доказали, что достойны жизнь и мирно сосуществовать рядом с ними. Но это.. не особенность. Это просто.. сухие факты, которые иногда так сложно принять и понять своей божественной, высокомерной головой.
Сет устало протер глаза, вдыхая. Джейме опять убежал куда-то, оставив их двоих наедине. Сердце в груди бешено колотилось о грудную клетку, все никак не желая успокаиваться. Его стальная выдержка впервые за многие годы дала трещину, и эта трещина с каждым мгновением, проведенным рядом Нефтидой, становилась все больше и больше, грозясь в какой-то момент расколоть его мощные, титановые стены надвое. Лед треснул.. но хорошо ли это? Нужно ли это кому-то? Стоит ли воротить прошлое, когда все только начало налаживаться?
Пустынник не знал. Не знал ни единого ответа на мелькавшие в голове вопросы, полные горечи и разбитых надежд.
В прошлый раз их тяжелый разговор закончился так и не успев начаться. Он просто ушел, не дав ей и шанса на оправдание. Слишком сильны были боль от неожиданного предательства, гнев и ярость. Почему именно с ним? Почему с Осирисом? Существом, отобравшим у него все: семью, трон, положение, жену и.. сына. Рождение Анубиса было последней каплей, переполнившей чашу его терпение. За столько лет совместного проживания, любви и томной нежности с Нефтидой.. за столько ночей, проведенных с нею, он так и не смог добиться единственного, чего желал сильней всего на свете. Он не смог дождаться наследника от любимой женщины, он не смог.. продолжить свой род, передать свои знания и наследие.
Осирис всегда опережал его на полторы головы, даже здесь. Сет не знал и не хотел знать сколько ночей она провела с ним, не знал и не хотел знать каких-либо подробностей об ее жестоком предательстве.. Но его отчаянное желание не знать чего-либо не отменило того факта, что она родила сына его старшему брату, а он сам.. как и всегда остался в тени, униженный и оскорбленный. В тот момент всадить нож Осирису ровно под ребра был единственным и самым верным решением. Жалеет ли он о своем страшном поступке? Нет, конечно.
Если бы ему предоставили шанс переделать все иначе, он бы поступил также. Может быть, только ухудшил и без того ужасное положение брата. Сделал бы его смерть как можно более болезненной и отвратительной. Он бы сделал из этого чудное представление, о котором бы еще долго разглагольствовали продажные зеваки и гнилые шлюхи.
О да.. он бы собственноручно, голыми пальцами выдрал сердце из его груди и заставил бы его сожрать его на обед. Чтобы Осирис наконец-то прочувствовал, каково было ему, Сету, когда в один прекрасный момент самый лучший, самый светлый осколок его души умер, хороня за собой все светлое, что когда-то в нем было.
Сет обреченно обхватил голову руками, пытаясь прекратить этот удушающий поток мрачных мыслей. Он совершенно не хотел об этом думать. Он хотел забыть.. как забывал тысячелетиями. Но его смертная оболочка и чужие чувства активно этому противодействовали, превращая его в какое-то жалкое, до боли сентиментальное животное.
А ведь в прошлый раз.. он также не желал разговаривать об этом. Даже слушать не хотел, видеть.. просто ушел, сбежал от проблем. Как и всегда, как и сейчас хотел сделать. Слишком много горечи между ними, слишком много боли и недопонимания. Слишком много.. отчуждения. Слишком много «слишком».
Ты ничего не хочешь мне сказать? – роковые слова сорвались с губ прежде, чем Сет мог подумать об их смысле. Хорошо только, что голос остался ровным и безэмоциональным, таким же, как и всегда. Отрешенным и холодным, мертвым.
Не трудно ступить на пепелище от сожжённых мостов, трудно не напороться на дымящиеся угли.

+1

5

Как ты думаешь, смерть похожа на корабль?
Кажется, чувство верности между двумя существами очень похоже на спичку. Воспламенившись в одну секунду, она неизбежно сгорит дотла или потухнет по вине одного из них. В этом случае, зажигать ее вновь уже нет никакого смысла. Учитывая, тот факт, что у тебя еще целый коробок подобных, готовых вспыхнуть в свой час. Стоит учитывать одно, запуская пальцы в тот самый коробок, есть вероятность вытащить еще одну обгоревшую. Никто не застрахован от ошибок, уж тем более за столь длительный срок. Нефтида прекрасно помнила их последний разговор с супругом. По елозили, старую как мир, тему "должна-обязан" и разбежались, оставшись каждый при своем мнением. Это был жуткий момент унижения. Ну что поделать, он сам ее прекрасно обучил, так пусть не обижается, что девочка подросла и от рук отбилась. Больше нужно было вкладывать в отношения, а не разводить высокопарные разговоры о долге, верности и непреклонности. Все познается с примера - не вел бы себя как мудак последняя сволочь, может и не прыгнула она к старшему брату в койку, не издохли твои надежды вместе с самомнением. Но это уже другой разговор. А сейчас Нефтида отбросила к ногам сорванный лист, посмотрела в глаза самому богу хаоса.
- Я спустилась на самое дно. Часами я бродила из угла в угол в тумане бессонниц и оживших ночных кошмаров, молилась и торговалась с творцом, хотя и на сотую долю процента не была уверена, что верю в него,- взяла мужчину за руку, сжала крепко. - Обещала, что если он вернет мне душевное спокойствие, то я весь остаток своего существования буду совершать добрые дела, помогать страждущим и каждое востребованное людьми утро, стану являться в храм. В следующую минуту я скатывалась в самые грязные богохульства и, брызгая слюной, грозилась стереть с лица земли все храмы, мечети, синагоги и пагоды до последней, если он только посмеет мне не помочь. Помочь справиться с той болью, что ты мне причинял. С тем жутким, режущим чувством замогильного одиночества. Той безмерной сталью взгляда, которой резал мою плоть при каждом удобном случае, братец. Нефтида всматривается в черты лица мужа. Незнакомец сидевший напротив был просто оболочкой, а она смотрела сквозь тело. Туда, где в одном комке гремучих змей, караванов и бесконечных бурь прятался ее возлюбленный. Тот, с кем она хотела быть до конца времен, до конца вселенной. Ему она отдавала себя всю, без намека на остаток. За спиной богини красовались крылья. Ни один смертный не смог бы увидеть их. И сейчас, пребывая в теле молоденькой девушки Сьерры, Нефтида могла рассчитывать на скромных зрителей. Либо тишину мертвых тел на временной работе, либо супруга, способного видеть ее настоящую. - Я начинала предложение, подмазываясь к создателю с посулом навсегда уйти в реку безвременья, а заканчивала – выставляя свою душу на продажу любому торговцу. Но и тот и другой, очевидно, плевать хотели на мои мольбы и угрозы, равно, как и на меня саму. Не отпуская руки, впиваясь пальцами в чужую плоть, девушка переходила на шепот. - Хочу ли я тебе что-то сказать, Сет?,- склоняется к самому уху мужчины, едва касается носом кожи. - Да.

+3

6

Сет внимательно вслушивался в резкие, холодные слова, путаясь. Он впервые за долгое время не понимал свою бывшую жену, не понимал смысла ее красивых, но в тоже время и гневных речей. В один момент ему казалось, что она говорит про него, обвиняет его в чем-то, а другой.. в другой момент все рушилось и он окончательно запутывался в веренице своих эмоции и ее слов.
Он обижал ее? Был груб?
Что он делал не так? И когда?
Бесчисленное количество вопросов крутилось в голове, подобно осиному рою. Он всегда любил Нефтиду, даже поклонялся ей в каком-то очень извращенном смысле. Никакая женщина до нее и после не смогла принести в его душу такую атмосферу спокойствия и уюта. Он не идеал, не самый лучший пример верного супруга.. если сказать не худший. Но он старался угодить своей маленькой сестренке, своей любимой жене. Не ограничивал ее в чем-либо, давал больше свободы, свободного времени.. больше всего. Но, как оказалось, все его потуги были напрасны и ничтожны.
Сейчас, примерев на себе новую роль, он начинал понимать, что в этой печальной драме, сложившейся между ними, в большей степени виноват и он сам. Если бы.. если бы он смог показать когда-то, как сильно он ее любит, как сильно нуждается в ней, как дорожит, как дышит ней. Может быть, все сложилось совершенно иначе. Но. Но он – Сет, бог Хаоса и Войны. Бог пустынь и темноты, бог безумия, отчаяния. Бог Смерти. Ему не свойственна такая солнечная и искренняя улыбка, как у Ра. Не свойственна открытость, общительность и дружелюбие Осириса. Он холоден и сдержан, будто закован в толстый лед. Его губы всегда сложены в тонкую, идеально прямую линию, скрывающую за собой всю радость и солнце его гнилой души. Его взгляд высокомерен и жесток. Однако, только завидев ее хрупкую, изящную фигурку на горизонте, в темных бездонных глазах мгновенно вспыхивают яркие искорки, с легкостью поглощающие весь его негатив.
Он старался, он учился, он пытался.. и полюбил. Этот брак был насильно навязан ему отцом и важными вельможами. Нефтида была слишком значимой фигурой, слишком важной и хрупкой одновременно, чтобы можно было так просто отдать ее в чужое логово с волками. Но, как оказалось, в их семье волки опаснее любых других вместе взятых.
Сет почувствовал легкое прикосновение к собственной кисти, которое с каждым мгновением все крепчало и крепчало, пока не превратилось в судорожную, почти жесткую хватку. Бог медленно опустил глаза вниз, равнодушно рассматривая совершенно чужие, незнакомые пальцы, обхватившие его собственные. Шею опалило ее горячее дыхание, и божество не смогло скрыть томной дрожи, пробежавшейся по его человеческому телу. Знакомый жест от незнакомого тела, в котором заключена душа, пожалуй, самого дорого существа во всех мирах.
Пустынник слегка склонил голову в сторону женщины, отчего та неловко уткнулась носом в его скулу. Сердце в груди бешено колотилось, скрывая тянущую, тупую боль старых ран, которые уже успели затянуться, но не успели зажить до конца.
Столько слов, – потрясенно выдохнул он, делая глубокий вдох. – Столько эмоций и смысла. Я никогда не был лучшим кандидатом на роль твоего мужа, но так получилось и мне казалось.. что в какой-то момент у нас все наладилось. Я научился видеть в тебе большее, чем ты показывала мне. Но, как оказалось, это не так. Ты постоянно что-то прятала от меня, что-то недоговаривала, постоянно молчала и улыбалась, а я принимал все это за хороший знак. Я не умел и никогда не научусь любить, никогда не научусь понимать тебе с полвздоха, полувзгляда.  Я пытался угодить тебе, пытался быть нежным, ненавязчивым, пытался показать, насколько сильно и безумно одержим тобой. Но все это вылилось не понятно во что, все мои ничтожные старания превратились в жесткую, глухую клетку.. в которую я сам себя загнал.  Я ведь любил тебя.. Нефтида. Я любил тебя больше всех на этом чертовом свете и до сих пор не понимаю, почему? Что я делал не так? Чем так обидел тебя, что ты решила поискать утешения в объятиях старшего брата? Чем не угодил тебе?
Сет устало прикрыл глаза, чувствуя, как ног касается тяжелое, мускулистое тело собаки. Было тяжело решиться на такой странный, отчаянный шаг. И решившись однажды, отступать уже было нельзя.
Я чувствую, как это человеческое тело меняет меня. Только не понимаю, к лучшему или к худшему?

+2

7

Ты обнимай меня, да не до удушья.
Я кое-что ощущаю в своем мертвом черном сердце. Я не понимаю, как там может еще хоть что-то жить, но это так. Это не совсем полноценное чувство, а лишь его эхо. Слабое, но неоспоримое.
- Не знаю, бывает ли с тобой такое,- девушка ловит его взгляд, вслушивается в дыхание. Сейчас бы прикоснуться к нему кончиками пальцев. Так, что бы пушки скользнули по щетине. Немного небрежной и сексуальной. Ему она всегда шла. - Иногда мне становится так плохо, что любая мелочь – например, птица на проводе, кажется удивительно величественной, как симфония Бетховена. Нефтида подается вперед к Сету. По велению своих собственных, чувственных желаний берет мужчину за руку. Переворачивает ладонь, проводя по ней пальцами. - А потом ты забываешь об этом и все возвращается на свои места. Джеймс просто ткнул в точку, на которую Сьерра сама давила сильнее всего. Иногда человек не знает, как сильно ранен, пока кто-нибудь другой не дотронется до больного места. Детка, если потонешь в сантиментах, ничего не изменится. Если будешь цепляться за неподтвержденную правду, просто не сможешь увидеть реальность. Богиня грустно улыбается, отпускает его руку. Кажется немного отстраняется, но едва ли. Да и к чертям это смешные, робкие встречи. Пусть сегодня, возможно в настоящий последний раз, не будет месту лжи. По крайне мере ей хотелось в это верить. Опускает голову ему на плечо. Ей ведь холодно, не кожей правда, да так. Размениваемся с тобой по пустякам Сет. Все уже решено давно; а как стараемся. Если бы позвал за собой, бросила все и ушла. Но ведь у нас нынче другое. Уверена у тебя есть достойная замена. Сказать бы все это на правду, вслух. Да язык не поворачивается. Нефтида боится спугнуть момент, боится выдать себя. Ей - такой смелой, гордой и неприступной для других, не хочется оставаться нагой перед ним. Несчастная, сама ведь разделась в душе, позволяя оголять тело его рукам. - Ты забываешь меня,- бросает слова немного мягче. - Как всегда это делал,- отрывается лицо от плеча мужа, берет его лицо раками. Под пальцами все та же щетина. Касается носом шеи и шепчет: - Забываешь спросить хочу ли я, что бы тебя больше не было. Прикрывает глаза, вдыхает аромат кожи. Сигареты, парфюм и еще что-то. - Сет, мой дорогой супруг,- шепчет. Пусть только они вдвоем ведут беседу, пусть проходящие мимо пары, одиночки и небольшие группки людей даже не подозревают, что решается на это лавочке. - Ты всегда был моей единственной любовью. Я знаю милый, знаю как ты ненавидишь меня за предательство. Но мне нужно было сделать этот шаг. Гнусный, бесчестный и нет прощения моему грешному существу. Я всегда хотела ребенка Сет, всегда. Сотню раз спускалась к Рененет, нашей сестре дающей детям жизнь, молила о твоем сыне. О том, что я хочу дать жизнь нашему ребенку. Но в ответ я слышала отказ. И тогда я сделал то, что погубило все. Нефтида чувствует как по щеке стекает жидкость. Попадает в складку носа, затем к губам. Она еще не знает, что это слезы. Богиня ощущает соль. - Если в твоем сердце еще осталась хоть малая капля чувств, я умоляю о понимании. Да, прощения мне нет милый. А в твоих силах успокоить мою боль. Затянуть рану, кровоточащую столько времени. Не смела она более говорить. И без того позволила себе слишком много. Теперь в все в его руках.

+1

8

Сет внимательно вслушивался в тихую речь супруги, с жадностью ловя каждое ее слово. Ее присутствие рядом с ним, тепло нежных рук на лице и глаза, такие красивые и глубокие. Ее глаза, ее собственные, настоящие.. Он ведь до сих пор любил ее, до сих пор нуждался в ней, как нуждался в спасительном воздухе его человеческий сосуд. В какой-то момент все прошлые обиды незримо отошли на задний план, вмиг растеряв всю свою значимость. В какой-то момент их прошлое просто перестало существовать. И казалось так просто и естественно положить свои руки на другие, более изящные и хрупкие. Казалось таким правильным вновь ощутить привкус чужих, но таких родных губ. Еще не поцелуй, лишь нежное и робкое касание, так ему не свойственное. Не нужно больше слов и громких речей. Не нужно больше мыслей, мрачных и туманных. Нужно только биение чужого сердца рядом с твоим, нужно лишь тепло ее рук на собственном лице, ее улыбка и легкие, почти незаметные морщинки вокруг глаз. Их история уже давно закончилась. Счастливый конец никогда не наступит, и ждать его бесполезно. Но можно.. можно просто воспользоваться случаем и выторговать у судьбы еще несколько мгновений счастья, даже если потом душа разломиться на сотни острых, кровавых осколков.
Ты бы могла рассказать мне об этом раньше, – тихо произнес пустынник, зарываясь лицом в ее мягкие волосы. – Ты бы могла рассказать мне обо всем.
Сет порывисто ухватился за тонкую девичью ладонь, переплетая свои пальцы с чужими. Его привычный и один из самых любимых жестов в данной ситуации показался каким-то слишком вычурным, наигранным и совершенно неуместным. Но после долгих секунд легкого колебания пустынник так и не убрал руки, любуясь этим странным сплетением их тел.
Я не знал, что обидел тебя чем-то. Я до сих пор не знаю, в чем была моя роковая ошибка. Все мы боги и на всех нас наложены большие обязательства. Ра был слишком важной фигурой на игровой доске мира, чтобы оставить его без должного защитника. И будь прокляты все небеса и все боги, я никогда не желал этой роли. Это проклятой роли, которая изо дня в день будет нагло красть мое время и, в конце концов, отберет у меня тебя. Мы все – царские дети, мы все были рождены править и не под каким предлогом не должны были уклоняться от своих обязательств, какими бы они не были. Я не мог проводить с тобой того времени, какого бы на самом деле хотелось. Я не мог засыпать с тобой рядом каждую ночь, будить легким поцелуем утром и наслаждаться буйством ярких красок жизни днем. Но я надеялся.. я надеялся, что ты поймешь меня когда-нибудь, поймешь и примешь мою прогнившую насквозь душу, полюбишь меня такого, какой я есть на самом деле, несмотря ни на что.
Сет остановился на мгновение, делая тяжелый вздох, и продолжил уже более холодно и равнодушно:
Но ты предпочла искать все решения проблем у других, предпочла предать меня из-за собственных, корыстных желаний… и даже не посоветоваться со мной!
Голос и самоконтроль под конец все-таки подвели бога Хаоса, и он сорвался на крик. Порывисто вскочив с лавки, Сет нерешительно попятился назад, постоянно спотыкаясь о маячившего под ногами Джейме. Душа рвалась на части, снова.
Я ведь любил тебя, – вновь произнес он, смотря куда-то в пустоту. – Я ведь до сих пор.. люблю тебя и не могу забыть, насколько был когда-то жалок и слаб.

+1

9

Натянутая струна лопнула. Нефтида горько улыбается и невзначай, еще раз проводит по воздуху рукой. Именно там, где пару минут назад сидел Сет. Если воздух смог передать чувства, то сейчас ладонь скользнула в пустоту. Ударилась о ее хрустальный звон, разлетелась на миллиарды осколков. Куда бы она ни бежала, стены своей тюрьмы  возьмет с собой. Ее прутья сотканы самыми нежными словами, самыми страстными поцелуями. Потолок из звездного неба, разделенного на двоих. Земля, да и нет ее вовсе, когда тебя носят на руках.
- Погоди, погоди,- девушка проводит руками по волосам, приглаживает непослушные пряди. Хаотично смотрит по сторонам. Обдумывает его слова, да и свои. Те, что сейчас разорвут их тишину. Возможно, Нефтида к чему-то себя приготовила. А с чего должно быть просто, размышляла она. Идет очередной этап ее жизни, и она осталась в одиночестве. Никто не предупреждает, что будет настолько трудно, так страшно подойти к концу их совместного, частичного существования и пытаться найти в нем смысл. Ей никогда не говорили, что все закончится быстро или, что мечты превратятся в прах задолго до ее тела. И самое главное, что будет так сложно принимать правду от Сета. А мужчина был ох как близок к истине. Правда, богиня давно потеряла свою голову. Ее сознание помутилось еще впервые недели пребывания в человеческом теле, а встреча с ним была катализатором. Только сейчас она сильнее и жить еще вечность, чему-то радоваться. Если быть откровенными, богиня иногда проклинала создателя за то, что создал. И за то, что дал оборвать, подвешенную им, ниточку души. Как там говорят: оставленные жены и брошенные любовницы ведут себя в каждом обществе по-разному, это правда. Но женщина, которую, то бросают, то снова любят, то отталкивают, то приближают. Теряет не только верну в своего обожателя, но кусочки своего чувства.
Ну же Сет, не оставляй себе шанса идти на попятную. Ты всегда был хорош в том, что касалось упреков.
- Муж мой, ты должен знать,- прячет руки в карманах брюк. Каблуком зарывается в землю, кривит губы в улыбке. Чувствует, как прохладный ветер трогает кожу, ей ведь все равно не холодно, а так сподручней. Потупляет взгляд. - Мне всегда было важно тебя видеть, чувствовать. Не будь ты трусом Сет, могли продолжить путь вместе. Но тебе легче размениваться со мной на встречи или проклятья.
Подходит к мужчине. На каблуках едва в рост. Смотрит в глаза прямо, без единого укора. Позволяет себе повысить голос, но ровно на столько, на сколько вообще позволяет подобное этикет.
- Корыстных желаний?,- сдавленный смешок и искреннее удивление. Неужели Сет так слеп? - Иметь ребенка от законного, любимого супруга - это прихоть?! Нефтида трет виски. Ей не понятно, почему бог хаоса так просто игнорирует очевидные вещи. - Да я бы жизнь за тебя отдала, сукин ты сын! А вот теперь она кричит. - Сколько раз я тебе говорила, что хочу детей?! Сколько раз, Сет? Говоришь, я не любила тебя таким, какой ты есть. Да что ты вообще знаешь о любви, негодяй?!
Девушка приближается к супругу на шаг.
- Любил, да не только меня,- больше не кричит. В голосе металлические нотки. - Или ты думаешь, я не в курсе всех твоих любовниц. Кто там был после меня? Иштар? Таурт? Позволь мне узнать, кто-то из них родил тебе ребенка. Нет. И никто из них даже не собирался. А я хотела, всегда. Быть может только по этому, тебе следует проявить уважение ко мне. Я ведь твоя супруга и ты не смеешь упрекать меня в том, что я выбрала бога, способного зачать.

Отредактировано Sierra Blair (2014-07-12 23:38:03)

+1

10

Рука рассекла воздух, резко и уверено, и с неприятным хлопком опустилась на бледную девичью щеку. Сет дернулся, судорожно одернув руку от чужого, перекошенного в гримасе легкой боли, лица. Воздуха катастрофически не хватало.  Вдох-выдох, вдох-выдох.. Сердце билось судорожно, бешено, невыносимо. Невыносимо было наблюдать за ее глазами, в который в причудливом рисунке смешались боль, испуг и удивление, и сохранять равнодушный, как всегда, холодный вид. Ее слова жгли сквозь кожу, сквозь кости, сквозь ткани.. сквозь все, выжигая и уничтожая. Уничтожая его душу, его естество. Поводок выпал из расслабленной руки, собака непонимающе уставилась на хозяина, вопросительно гавкнув, но Сет не шелохнулся, стоя ровно и неподвижно.
Ты не знаешь, что творишь, – как-то бессильно прошептал мужчина, смаргивая непонятные чувства, которые почему-то отдались острой болью в глазах. – Ты не знаешь, что говоришь, - также тихо произнес он.
Хотелось кричать, хотелось крушить.. хотелось выплеснуть всю свою силу, все свои чувства и весь гнев на ни в чем не повинных посетителей парка, хотелось выжечь Нью-Йорк дотла, превратить его в пустыню.. мертвую, пустынную и безжизненную. Хотелось превратить этот ненавистный город в зеркальное отражение своей души. Но Сет стоял молча, неподвижно, и только холеные кисти то сжимались в судорожные, нервные кулаки, то разжимались.
Столько эмоций, столько фальши.. столько лжи, – шаг вперед и злая ухмылка на болезненно-бледном лице. – Как просто обвинять меня в чем-то, как просто выливать на мою голову ведра грязи.. и прикрывать свои слабости такой благородной.. миссией, сестрица. – Ухмылка превращается в безумный оскал, а расстояние сокращается до минимума. –  Как ты смеешь упрекать меня в измене? Как смеешь ты, упрекать меня в чем-то подобном? Ты, Нефтида, ты.. которая пошла наперекор всем клятвам, которые мы однажды принесли друг другу. Ты, которая предала меня, ради мимолетной блажи и обаятельной улыбки Осириса. Ты, которая едва не утопила собственное дитя.. только для того, чтобы скрыть свой гнусный обман и измену. Как смеешь ты говорить что-то о любви, когда сама еще не разобралась в глубине этого ядовитого и смертельного чувства?
Вдох-выдох, нужно сохранять хотя бы видимость спокойствия. Вдох-выдох..
Как я мог полюбить настолько гнилое и второсортное существо, как мог желать кинуть под твои ядовитые ноги весь мир, как мог пригреть на груди змею? – Рука вскинулась, но резко остановилась неподалеку от перекошенного женского лица, так его и не коснувшись. – Молчи, ибо я не знаю, что с тобой сделаю. Молчи или участь Осириса покажется тебе раем. Неужели наша семья.. настолько ничтожна, настолько темна и гнила, что.. как бы не развивались события, мы должны своими же руками обязательно похоронить собственное счастье и все хорошее и светлое, что только осталось в наших искалеченных душах. Неужели я пролил кровь родного брата из-за.. – дыхание сбивается, вдох-выдох, – своей слепоты по отношению к тебе. Неужели я ошибся.. неужели столько лет зря терпел это оскорбительное унижение, наблюдая, как этот щенок живет и набирается сил. Как твой бастард позорит меня только самим фактом своего существования! – голос срывается на крик, Сет отступает на несколько шагов назад.
Неужели я зря предал свои принципы, свой гнев и ярость.. неужели зря оставил ему жизнь, только потому что это твоя плоть и кровь? Неужели я зря люблю тебя, Нефтида? Неужели все было зря? Отвечай!

+3

11

Один огонь другого выжжет жженье,
Любую боль прогнать другая может.

Боль бывает разной: физической, душевой и магической. Боль бывает с массой различных оттенков, когда каждый из них способен извратить все состояние до невозможности. Боль бывает океаном, которые поглощает сознание, а бывает раскаленными шипами, которые вонзаются в каждую клеточку тела. Боль бывает песком, которые пересыпаясь по магической составляющей – ауре, доставляет массу самых "приятных" ощущений. Все в этой жизни предельно: боль, которую ты способен вытерпеть; слова, которые ты готова и способна выслушать; жизненные моменты, которые ты еще хоть как-то, но способна пережить. Но все это предельно, нет ничего невозможного, но и у этого возможного есть свой предел. И в какой-то момент своей несчастной жизни, ты понимаешь, вот он — этот момент, когда все стало предельно. Больше невозможно втыкать в себя нож — элементарно кровью истечешь. В какой-то эпизод или период своей жизни ты начинаешь осознавать, что ты разломлена напополам, что ты не можешь склеиться, что маска не лезет обратно к тебе на лицо. Искать причину бесполезно, порой даже кажется, что ты родилась с этим разломом в душе. Остается только найти предел. И жить дальше. Увы, Нефтиде найти его не удалось. Социум лицемерных козлов вроде Сета сломал ее. Почему люди не боятся обижать других, ведь все может вернуться бумерангом к ним же. Это сравнимо с пружиной. Можно сжать ее пальцем до отказа, но когда отпустишь, то она выстрелит аж до потолка. Чем крепче ты ее сожмешь, тем сильнее она ударяет тебя. Богиня усвоила урок. А супруг наглядно показал, доказал и прояснил кем она является в его глаза.
Щеку жгло. Минуты слиплись, к горлу подступила тошнота. Богиня чувствует, как по щеке к губам прокатывается волна боли, а по телу расходятся волны унижения. Мужчина, стоящий напротив, в один миг стал незнакомцем. Чужаком, осмелившемся вступить не в свои владения. Нефтида пробует языком внутреннюю сторону щеки, чувствует солоноватый привкус. Если верить ощущениям, то это кровь. Удар был не сильным, но вполне достаточным чтобы уголок губы треснул, а мягкие ткани десен за кровоточили. Девушка отнимает ладошку от лица, чувствует как подрагивают кончики пальцев. Сейчас бы сплюнуть вязкую слюну и эту соль, но Сьерра не позволяет. Впервые ее так унизили. Впервые она была осрамлена невежеством другого бога. Старший брат продолжал говорить. Он переходил от одного обвинения к другому, от одного упрека к следующему. Его холодная речь, колючий взгляд и надменность с отчетливым призрением к ней, унижали. Видимо, приблизительно так чувствовал себя Сет, когда узнал, что его супруга разделила ложе с первым врагом. Нефтида прекрасно понимала, все ниточки связывающие этих двоих лопнули. В ее голове не кружили мысли, а душевные чувства более не бурлили желаниями.
- Давай,- девушка делает шаг навстречу. Подходит как раз так, что бы ему было удобно к ней дотянуться. - Я знаю, что хочешь еще. Ну же, бей.
Нефтида смотрит прямо, голос отчужденный. В глаза высохли слезы, а капелька крови в уголке рта застыла красной жемчужиной. Богиня распускает крылья. Ей нравится чувствовать ветер. Пусть она не может воспользоваться ними полноценно, но сейчас, находясь перед своим законным супругом, Нефтида немного опускает концы крыльев, тем самым принимая волю и любое решение Сета.
- Я заслужила.

+1


Вы здесь » Clash of the Gods » век Астреи » Come to Me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC