Clash of the Gods

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Clash of the Gods » век Астреи » в чем сила, брат?


в чем сила, брат?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

В чем сила, брат? В единстве душ.
http://savepic.ru/5367049.gif
http://savepic.ru/5357833.gif

AC/DC – Highway To Hell

world: мир людей или богов
time & place: 26.06.2014, Нью-Йорк - то там, то сям.

who? Adrian Murdoch, Alissander Becker
why? оставлять братьев в беде нельзя. даже, если есть труп.

Отредактировано Alissander Becker (2014-07-15 15:38:41)

+2

2

Летать. Ловить потоки ветра, планируя, при этом даже не двигая крыльями, или создавать свой ветер, резкими, может быть даже тяжелыми движениями крыльев с густым черным оперением. Вспарить над землей в одно мгновение, оставляя края, в которых он больше не нужен, в которых ему не рады. Любимая часть работы, во все времена. Редкий бог обладал такой же прелестью. Это то, что с чем Танатос был рожден. Он готов поспорить, у него раньше первого шага, был первый полет, планирование или как минимум взмах крыльями во всю длину. В обоих мирах он летал уверенно, только туда, куда ему нужно было. Даже над Стиксом, когда возвращался на родные берега к редко посещаемому дому, он проносился вихрем над поверхностью воды, огибая все препятствия, едва касаясь кончиками крыльев вод. Почти никогда не пользовался классическим способом перемещения по самым известным водам мира мертвецов. Только когда ему нужно было переговорить с именитым перевозчиком, а по совместительству младшим братом и коллегой, что продолжает путь всех тех, кто уже повидался с Танатосом. Танатос мог просто вспарить в небеса, оставляя все проблемы позади, зная, что есть от силы два десятка богов, которые его догонят, и едва ли двое, кому на него не всего равно. Временное решение всех проблем. И от того, сейчас, когда нависла самая большая проблема в жизни бога, ему было тошнее всего. Дом его постоянно ждал Гипнос, что было не лучшей новостью года, а теперь ему ещё и приходилось постоянно выходить из дома на работу. И если в ещё две недели назад Танатос бы радовался возможности побыстрее свалить от кучи божков и стонущих душ для выполнения своего долга, то, для чего он был рожден и для чего предназначен, то выходить читать лекции, которые как-то должны были жизнеутверждать и помогать студентам в будущем помогать другим людям не думать о смерти, как о самом красочном из исходов, было чудовищно мерзко. Он, конечно, уже чуть-чуть понял, как все это преподавание должно выглядеть. Тем более, в стародавние времена на него повесили отпрыска Аида. Там была исключительно практика, но все-таки лучше, чем ничего.
У Эдриана тоже был такой способ забыться. И от работы, которую мужчина любил так же, как Танатос свою, и от всех его многочисленных интрижек, из-за которых бог не мог пройти по университету, при этом не выудив и сознания мужчины несколько очень неприличных воспоминания по поводу случайно походившей мимо студентки. Он ездил на машине. Так чтобы далеко, чтобы ветер в волосах, чтобы чудом вписываться в поворот, чтобы был слышен мерный звук двигателя, чтобы немного проворачивались колеса, когда он со старта выжимает педаль газа на максимум.  Что-то напоминает, нет? Первый раз, когда бог сел за руль машины, он даже не смог её завести. Отличный результат. Дальше он долгое время искал альтернативные способы передвижения по городу. Знаете, нашел очень много и был почти доволен. Но когда одна коллега сказала, что это очень не похоже на Эдриана, что он приезжает не на машине, Танатос буквально заскрипел зубами. Соврал, что та в ремонте, и решил в этот же вечер пойти вспоминать или заново учиться, как эта штука работает. Да, по сути тут тоже одно легкое движение и можно устроить полный разворот или падение камнем, только вот с обрыва какого-нибудь. Но все-таки бог как-то больше привык, что ему это одно легкое движение надо совершать крылом, которое он полностью чувствует, которое ловит потоки ветра и вообще не является большое металлической жестянкой, которая частенько по всему миру становилось причиной дополнительной работы для бога смерти.
Танатос знал только несколько дорог. Самой простой и лучше всего запомнившейся была до университета. Просто не хотелось бы делать ещё больше всего того, что было бы совершенно не похоже на Эдриана, а заблудиться точно не в его стиле. Начал он очень уверенно, ехал даже не нарушая правил. На одном из светофоров нашел в бардачке чей-то лифчик – от всей души ударился головой о руль на то, как же ему «повезло» с сосудом. Если бы окна не были затонированы, то на следующий день появилось бы видео «мужчина, которые ведет машину смешнее, чем мартышка», так плохо это давало Танатосу. Ночное время, а у него вообще не включены фары, скорость меняется вообще постоянно, даже не ровном месте и целых три раза он уже выезжал на обочину. Дальше был прямой участок дороги, небольшой парк и, непосредственно, университет. И какой-то мудак в голове Танатоса, скорее всего это тот мудак, которого привыкли называть Эдриан Мэрдок, сказал, что можно немного и разогнаться. Бог смерти даже не уверен, на каком именно моменте он понял, что это была очень, очень плохая идея: когда машина ервый раз врезалась во что-то твердое и, наверное, где-то на 80 кг, когда машина проспользила с основной дороги, когда капл машины уткнулся в дерево, что было больше похоже не на столкновение, а на торможение, потому как ни дерево, ни машина практически не пострадали, или когда его блондинистая голова снова встретилась с рулем, на этот раз, не по доброй воле, на этот раз так, что по лбу потекла тонкая струйка крови.

+1

3

Хорошо, что утро. Хорошо, что безлюдно. Хорошо, что не доехал до парковки. Хорошо, что это Харон, а не Алиссандр Бекер, который - если хорошенько покопаться в его воспоминаниях - не слишком хорошо относится к профессору психологии мистеру Эдриан Мэрдок, который в итоге все-таки влетел в дерево, "очевидно, засмотревшись на очередную хорошенькую попку или накачанные икры". Как и предсказывал, собственно, Алиссандр в беседе с проректором пару месяцев назад. Вообще, [опять же, если судить только из доступных Харону воспоминаний] друзьями Бекер и Мэрдок не были никогда, по причине абсолютно полярных взглядов на отношения с женщинами, на их суть и продолжительность. А потому подозрений внезапное страстное - как может показаться со стороны - желание помочь профессору, попавшему в аварию, не вызовет. Либо, вообще будет трактоваться, как обычный жест помощи нуждающемуся.
Харон, нацепив холодную маску, какая обычно сопровождала его в подземном мире, подошел к машине и распахнул дверцу, рассматривая потрясающую картину. Сказать, что сидящий внутри дух Бекера ликовал бы - ничего не сказать. А, во-вторых, в ауре он не ошибся - в салоне на самом деле был его старший брат.
- Открывай багажник, - безапелляционно заявил мужчина, совершенно не задумываясь о том, что Танатосу, может быть, немного не по себе, или вообще он не в состоянии стоять или ходить, - И не садись за руль больше. Сегодня, по крайней мере, - он фыркнул и пошел к дороге, утаскивая в кусты, а потом на безлюдную пока еще тропинку, свеженький труп с размазанной ко всем чертям головой. Мозги уже по асфальту собирать не станет. Зачем он вообще помогает?
Он ведь не слишком любил своих родственников. И, хоть из них всех Танатос и был ближе остальных, Харон немного завидовал - где-то в самой глубине своей темной души - статному, изящному брату с огромными черными крыльями, с помощью которых он легко пересекал Стикс, едва задевая крылом поверхность воды и ловко уходя от страждущих спасения рук, торчащих из черной водной пучины. Поначалу он и вовсе недолюбливал Танатоса, как и любое существо с кмоплексом брошенного ребенка, и все вынужденное с ним сотрудничество, что даже с посредничеством Гермеса, было перевозчику в тягость. Правда, потом они отношения наладили, а старший брат оказался хорошим, пусть и в их немного извращенном понимании, парнем. Но какая-то внутренняя напряженность [по крайней мере, со стороны Харона] осталась. И та - и напряженность постепенно начала забываться под напором целой массы разношерстных, но обязательно отдающих веселой чернухой, событий вроде массовой смерти той или иной группы людей только с целью развеселить вечно мрачного перевозчика душ. У жителей царства мертвых всегда было немного трудновато с пониманием сути веселья.
Харон потерял брата из виду после того, как пришлось сменить место постоянной прописки и делать вид, что он принимает участие в гонке за трон. Как так получилось, что они не пересекались в университете, одному Зевсу известно, но факт остается фактом: если бы какой-то идиот не сбил человека недалеко от пешеходного перехода, Харон так бы и был занят решением проблем в собственной жизни, не заметив бы ничего дальше собственного носа. Аура идиота показалась знакомой - иначе бы, даже этот факт, на самом деле, не привлек бы большого внимания к себе.
Итак, зачем он вообще помогает укрывать следы преступления?
Все просто - потому что это его брат. Да, даже в подземном мире существуют те, кто не забывает о таких узах хотя бы из чувства благодарности за все то, что для него было и, может быть, будет сделано.
Харон осмотрелся по сторонам и поспешно и совсем безжалостно затолкал труп в багажник и сел за руль, выпинывая Танатоса на соседнее кресло. По прибытии озаботился тем, чтобы синхронизировать свои движения с памятью Алиссандра. Практики у него было не сильно больше, чем у брата, но он по крайней мере знал правила, и предыдущие два раза умудрился никуда не врезаться.
- Молись, чтобы нас никто не снял на камеру и вытри кровь со лба, - ровно и холодно сказал он, выруливая на дорогу и убираясь от университета подальше, - И ты должен мне новый костюм, - его собственный, перепачканный теперь в крови, совершенно никуда не годился: в таком виде на публике или дома лучше не появляться, а не то люди сочтут, что он окончательно съехал с катушек. Софи в особенности.

+1

4

На несколько мгновений Танатос отрубился. Скорее даже не из-за удара, а из-за стыда. Боги смерти, особенно те, что были ответственны за сбор душ, постоянно выходили в мир смертных, были где-то рядом. И он, тот кто смотрел за всем развитием смертных, за тем, как менялся их мир, с таким трудом ко всему этому привыкает. Не удивительно, ведь он и к своему-то миру не привык, некоторые обычаи которого он всегда считал дуростью. Типа того, что у каждого второго бога был ребенок от смертного. Или что они принимают какие-то дары, слушают мольбы и так далее. В этом плане он скучал по подземному царству. Да, он практически не бывал в своем доме на берегах Стикса, но все равно там все чувствовалось более-менее родным. И никто не поклонялся основным обетателям Аиды, жители его были чужды остальному Олимпу, не любимы ими, но вместе работали как слаженный механизм, темный, уютный… намного лучше всех приторных страстей, присущих светлым богам. И сначала даже Танатос не поверил, когда понесло чем-то… подземным. Незабываемое чувство, когда на тебя смотрит Харон. Конечно, первое впечатление о подземном царстве это темные воды Стикса, воздух пропитанный какой-то мертвячиной, крики умерших тут и там, очередь на берегу из мертвечов разно степени свежести, но все это быстро забывается, когда к каменные берегам подплывает мрачный гондольер, одного взгляда которого достаточно, чтобы прыгнуть в именитую реку даже если у тебя есть необходимая плата. И вот полет с не менее мрачным  Танатосом до этих самых берегов уже не казался таким уж страшным.
Сначала мужчина чуть сонными глазами посмотрел на перевозчика, отрываясь от руля и просто ещё раз убеждаясь, что это был именно он. Было бы не удобно, если бы Танатос начал обращаться к мистеру Бекеру «брат». Окружающие могли бы ещё и понять такое полярное изменение отношений между ними, мало ли что могло произойти и так далее, но вот сам Алиссандр, особенно не будучи профессором психологии и не в состоянии сейчас свалить все это не стрессовую ситуацию, стрессовый образ жизни и вообще сотрясение мозга, не понял бы такого обращение.  Эта встреча как глоток кислорода на дне океана. Как будто никакой аварии с богом смерти в главной роли не было.
- Лучше бы ты сказал, чтобы я не садился за руль вообще никогда. С радостью исполню это условие. –  Фыркнул Танатос, проводя взглядом коллегу по всем показателям, уже окончательно пытаясь осознать, что происходит. И в первую очередь вспомнил, как в этой машине открывается багажник, нашел нужную кнопку и открыв, как раз вовремя. Он несколько раз моргнул, оценивая, насколько сильные повреждения получил. Гипнос уже поведал удивительные истории о том, что сосуд в случае чего можно легко подлатать своей божественной энергией, только вот Танатосу это немного тяжело давалось, в меру того, что обычно его сила заключалась в том, чтобы делать все с точностью до наоборот. Тем не менее, сама ссадина на лбу быстро затянулась, возвращая Эдриану товарный вид, на который вешалась каждая вторая студентка. К этому моменту Харон уже вернулся, и Танатос весьма послушно пересел на место пассажира. Как он мог суди по воспоминаниям Мэрдока, это считалось более опасным местом, а, следовательно, если стиль вождения у всех богов смерти одинаковый, пробудет он в отключке дольше, чем несколько секунд.
- И давно ты принимаешь плату костюмами? – усмехнулся он, двигаясь ещё немного заторможено, удобнее устраиваясь на сидении, которое явно было подогнано не под него, а под его среднестатистических пассий. – Я бы отдал тебе свой, но, как видишь, мы с тобой теперь немного разных габаритов. И в этом случае имеет значение. – Продолжал усмехаться Танатос, открывая бардачок и начиная искать в нем что-нибудь, чем можно вытереть кровь и так, чтобы ему потом тоже не пришлось покупать новый костюм. Лифчик он отбросил сразу же на заднее сидение, как и правила дорожного движения, а права вообще можно было пускать на растопку, правда, их он оставил, как и карту города, а там и салфетки нашел. После чего аккуратно начал вытирать ещё не застывшую и ничего не успевшую испачкать, кроме руля, кровь. Такая домашняя ситуация. Завсегдатые подземного царства. Танатос кого-то убил. Харон кого-то везет. Кстати, об этом.
- Кого я убил? –  Оглядываясь на багажник, зная, что ничего там не может увидеть, но так, для галочки, спрашивал Танатос. Он перестал видеть кому в скором времени придется встретиться с его мечом, а так же почему и кем они были до этого, после всего этого вселения. Минус, который первый раз проявил себя вот так. – И что ты предлагаешь нам с этим делать? – Танатос специально сделал акцент на слове «нам». Он был не фанатом командной работы, а даже весьма наоборот. И сейчас тот факт, что, он он предлагал сотрудничество и сам если не считался воьсмым чудом света, то точно из-за него где-то в садах Персефоны завяли лучшие цветы. Это был его способ сказать благодарность или выразить симпатию.

+1

5

Харон вел машину предельно осторожно и совершенно никуда не торопился: не появится на лекции, ну и не беда - потом придаст себе больной вид и скажет, что ездил к врачу. Декан у них, как оказалось, женщина миля и неровно дышащая к воспитанным взрослым мужчинам, так что не воспользоваться подобной ситуацией было совершенной глупостью. Он вспоминал в голове, где находится торговый центр и старался вывести машину к нему. Покосился на зеркало заднего вида и только хмыкнул: дух погибшего парня сидел точно за сидением Танатоса и недовольным взглядом сверлил затылок его старшего брата.
- Кем бы он ни был, ему не очень пришелся по душе тот факт, что сегодня не его день, - Харон покосился на брата, а потом снова вернул все свое внимание к дороге, - Кажется, теперь тебя будет преследовать призрак. Помни об этом, когда будешь спать с очередной девицей, - поскалозубить на старшего брата, кидающегося лифчиками - стоит сказать, что это дело больше, чем святое даже у таких существ, как они.
- Передай ему, что зачет он у меня все равно примет, - сказал дух на заднем сидении, - И смерть моя, да отсутствие сисек оправданием не станут, - с какой-то язвительной мстительностью говорил дух, а Харон даже усмехнулся: кажется, у брата и правда появится вечный спутник на все время пребывания на земле, или хотя бы в этом сосуде. Чем не такой же спутник, как Фобос и Деймос у Ареса? Только более очаровательный и менее безобидный во всей своей злобе.
- Мы будем закапывать труп, да поглубже. И его обязательно найдут, так что приготовься в один прекрасный момент сесть в тюрьму и отстать от гонки за престол, - фыркнул мужчина, сворачивая по указателю с главной дороги, - А может быть ты тоже приложишь усилия и придумаешь, как можно избежать наказания и кого еще можно потихоньку прикончить, дабы в полицию никто не обратился.
- Некому обращаться в полицию, я сирота, - буркнул дух, сложив руки на груди и посмотрев в сторону. "Танатос, везучий ты засранец...", мелькнула в голове мысль Харона. Кажется, отвлекать придется только его друзей, но это сделать куда проще, чем если бы пришлось иметь дело с родителями или другими родственниками.
Остальную часть дороги дух молчал, а Харон не отвлекался от дороги, чтобы не пришлось пихать в багажник еще кого-нибудь.
Тонко намекать на тот факт, что теперь они повязаны одним делом Танатосу совершенно не требовалось: Харон не бросил бы брата в беде. Наверное, это просто была благодарность младшего брата за то, что старший не бросил его наедине со всем тем кошмаром и поистине адским трудом, на который Харона обрекли его родители просто потому, что тот больше ничего не умел. Нет, Харон не склонен к нытью и обвинению всех окружающих в собственных бедах, просто он всегда имел склонность привязываться к тем, кто принимал его полностью со всеми его некрасивыми изъянами. Простой способ показать себя благодарным и лояльным к той или иной сущности, что вертится рядом с ним.
Мужчина припарковался - пусть и немного неровно - на полупустой парковке и посмотрел на Танатоса.
- Двигай туда и купи пару лопат, - как это будет выглядеть со стороны, он думать не особенно торопился. Танатос что-нибудь придумает: закупится еще какой-нибудь ерундой начинающего садовника, чтобы это не выглядело так странно, как может. Харон в магазин не пойдет, подождет здесь - перепачканный в крови он только все испортит.
- И постарайся никого не прибить, - он хмыкнул и проследил взглядом за намеревающимся пойти следом за братом духом бедного парня. Веселая компания, как в хорошем таком кино про неудачников: старик, идиот, призрак и труп. Блеск.

+1

6

- Считай, что тебе повезло. В следующем семестре у вас экзамен по психофизиологии, ты бы его завалил. – Спокойно отвечал Танатос, нагло перенастраивая на некоторое время под себя зеркало заднего вида, чтоб убедиться, что у него больше нет крови на его мордочке, ненавистной половине университета, парням за то, что уводит их девушек или популярнее, чем они, а девушкам за то, что… как это тут? Ни разу не позвонил? Что-то в этом духе. Как только он увидел своего горе-пешехода, сразу же вспомнил своего студента. Эдриан помнил каждого, кто у него учился, с какими отметками, даже тех, кто уже давно выпустился и, наоборот, только поступили. С одной стороны, это хорошо, когда в память твоего сосуда лежит вся необходимая информация. С другой стороны, это очень, очень плохо, когда Мэрдок практически не задумывается и не спотыкается в разговоре с кем-то именно по частям как зовут, куда идти и что делать.
Спокойно кивнув, мужчина вышел из машины, проверяя наличие бумажника и телефона. Обычно Эдриан, когда та шел, поигрывал ключами от машины в руке, но сейчас в последнюю очередь стоило волноваться об этом. Он дошел до магазина, ища в воспоминаниях своего человека, что стоит делать, чтобы не открыться всему миру о том, что ты бог смерти, который не отказался от своих привычек убивать кого-то каждый вторник. А в идеальном вариант даже не выглядеть пьяным или душевно больным. Как на зло, у Мэрдоков не было ни сада, ни дачного домика, что там, новое поколение вообще даже кактус могло убить. Но у него было много девушек. А некоторые из них любили поговорить. Поговорить о том, что Эдриану совершенно не интересно. Но он все равно это запомнит. С холодной увреенностью он взял одну из тяжелых торговых тележек, закидывая в неё топор, жидкость для розжига, пилу, несколько мелких пачек удобрений, грабли, две лопаты (немного разных видов), ломик и секатор. Если знать, насколько далек Эдриан от природы, то все это выглядело странно. Но в остальном все это занимало в общей сумме не так много места и в общей массе две лопаты и правда выглядели не заметно. Танатос уже даже стоял расплачивался за все приобретенное, благо, богу смерти было глубоко все равно на то, насколько большое состояние останется у Эдриана хотя бы к середине этой гонки, как всегда свободное от обязанностей быть Мэрдоком время смотрел на всех окружающих таким холодным взглядом дохлой рыбы, что продавцу стало не по себе и у того задрожали руки, а студент, теперь его преследовавший, даже замолчал на некоторое время. Только он успел подумать о том, как все хорошо идет, как в ту же очередь, что и он, встала девушка. Бросил короткий отчужденный взгляд, назад к своим делам. Подумал немного. Прислушался немного.
  - Мистер Мэрдок, как не привычно видеть вас в таком месте утром, - Кара, четвертый курс, немного не в его вкусе, из того типа, что не обижаются,  не устраивают трагедии, а может быть даже зовут второй раз.
«Есть хоть кто-нибудь, к кому этот кролик ещё не успел подойти?!» - мысленно ругался Танатос, уже представляя, как вернется в свой привычный образ и первым делом соберет всех, кто подарил ему это удивительное испытание психологом-извращенцем, начиная, непосредственно с Мэрдока.
- Так закупаетесь. Разве у вас нет сегодня занятий? – зачем она это расспрашивает? Детектив, что ли? Как же ему повезло, что она перевелась до того, как начали проходить теории лжи, а то с некоторыми его студентами начинало становится сложно, даже когда он говорил об Эдриане чистую правду. 
- Да, у меня должна была быть практика с третьим курсом, - нацепив оскал, который в том мире обычно называли улыбкой, он мельком провел по волосам, не очень быстро начиная отдаляться от девушки, надеясь, что она поймет намек, - но ты помнишь, их там не много, а многие не смогут сегодня прийти, - мельком глянул на призрака паренька, стоявший рядом, - так что я все перенес. – Нет, не отвязалась. Вот же шь! Да что там, прицепилась и идет рядом, увлеченно говорит о чем-то. Танатос уже задержался разложить все по пакетикам, зашел в магазин купить сигарет и бутылки чего-то безалкогольного попить, и все равно. Просьбу Харона «никого не прикончить» уже становилось очень сложно исполнить. Даже хотелось спрашивать у мертвого студента, не хочет ли он себе подружку по несчастью, брюнетку, умеет поддержать разговор… и у неё были явные проблемы с отцом. Но все-таки сдержался.  В последний момент он понадеялся, что когда пойдет на парковку, она на пойдет за ним, насколько он помнил, машины у неё нет. Но нет, вызвралась помочь ему донести накуплено. Как дама взяла самый легкий и бесполезный пакет, но помогает. Да.
- Это профессор Бекер там? – сразу же обратила внимание она, резко переключаясь с чего бы она там до этого не говорила. – Какое совпадение, я две недели ищу его, чтобы спросить кое-что по поводу моей курсовой. 
В машине Харон. В кровавом костюме. В машине Мэрдока, вообще-то, но раз она сразу же не заметила, значит пока ещё не совсем беда. Примерно три секунды до того, как она убежит и все равно выглядеть странно. Мужчина хватает студентку за руку, сам роняя все накуплено, да и так, что она уронила, прислоняя к столбу на выходе из торгового центра.
- Кара, милая, зачем тебе история. Не хочешь защищаться у меня? Ты была лучше на курсе, - ну это хотя бы правда. Черт, как поперек горла Танатосу эта близость, прикосновения, слова полушепотом, ловить на себе глада влюбленных глаз. - Тем более, ты же переехала в новую квартиру, верно? Не хочешь её обжить? – давя взглядом, пожирая, так, как это сделал бы Эдриан, говорил он. Стоило ему только так заговорить, поправить волосы, распустить галстук и посмотреть заманивающее, как все его уже обожали. Удивительно, почему он курс гипноза не ведет. Наверное, чтобы оставить все тайны при себе. Танатосу было это противно. Противно, что здесь он ненавистен сутью своей тут, но любим всеми в своем присутствии, а в том мире, ненавистен в любом виде, и только те, кто понимали суть его, могли хотя бы не ненавидеть смерть.

Дошел до машины уже один. Немного растрепанный, с прокусанной нижней губой и без одного пакета покупок. Закинул на заднее сидение все купленное и сел назад, очень резко захлопывая за собой дверь.
- Ни слова, - угрожающе буркнул он глядя на Харона, хотя на самом деле там было больше просьбы и мольбы, чтобы не терпеть это ещё дольше. Только в его, смертельно-подземном смысле. То есть через угрозы и хамство. – И ты тоже. – Обернулся он мельком на мертвого студента, снова сверлившего взглядом профессора психологии.

+1

7

В ответ на слова о психофизиологии парень на заднем сидении только крайне выразительно посмотрел на Танатоса, всем своим видом демонстрируя крайнюю степень своего наплевательского отношения к нему, профессору Мердоку, всему факультету психологии и психологии в целом. Харон не смог удержаться от весьма холодной, но все-таки немного веселой усмешки и в какой-то момент даже всерьез подумать о том, что хочет оставить этого призрака при брате: парочка бы вышла просто потрясающая, а у него был бы еще один повод почаще видеть с Танатосом только ради того, чтобы видеть вот такие вот взгляды, кидаемые призраком на божество, случайно виноватое в его гибели. Ну оказался идиотом, что теперь... До конца веков преследовать? Да, именно так: Харон издевается и не скрывает этого. Жалко, что из машины трудно наблюдать происходившее в магазине отчаянное веселье.
Призрак закатил глаза на короткую просьбу никого не прибить и проговорил что-то из серии "Да ладно? Ты в этом так уверен?", а потом скользнул следом за Танатосом. И, конечно же, Танатос не догадался задать вопрос следующему по пятам мертвому парню, предпочитая все делать самостоятельно - жалко, что прежний опыт самостоятельности Танатоса оказался плачевным: умер человек. Нет, парень бы, само собой, ни слова, ни действия божеству не подсказал, но все равно было обидно знать, что тебя принимают за полупрозрачный сгусток энергии, у которого когда-то был, а теперь нет, отличный костюм из крови, мышц и костей. А теперь его нет! И по чьей вине, позвольте спросить!? Именно поэтому призрак комментировал каждый шаг Танатоса фразами навроде "Отличный набор начинающего маньяка-садиста, который не решил, как он хочет жарить жертву" или "Ты пересмотрел кино про Ганнибала Лектера?". Очаровашка. Нет, психофизиологию парень бы точно не сдал.
Стоя на кассе, он заглянул в корзину, поджав губы, собирался сказать что-то, что окончательно загубило бы положительную оценку по психофизиологии, но знакомый голос заставил его посмотреть за спину Мердоку-который-в-итоге-нихера-не-Мердок и выгнуть бровь. А потом зайтись бесшумным смехом, ибо непередаваемое лицо ненавистного многим профессора психологии сейчас было достойно премии Сезар или награды братьев Люмьер. Блестяще! Оскар в студию. Кара, чудная девочка, если бы не весьма пикантный слух, как-то странно связанный с венерологией, но о ком сейчас не болтают ерунды. Кто-то обязательно должен был появиться в самый ответственный момент его смерти, жалко что это была Кара. Или нет? Девочка так прилипла к Мердоку, что дух на секунду мог поклясться своим трупом в машине, что маленькую тайну - не важно какую из - профессора психологии скоро узнают. Ему такая ситуация была не очень, Мердоку такая ситуация была не очень, сидящему в машине в полнейшем желании размозжить чью-нибудь конкретную голову из-за такого невероятного палева профессору Бекеру-который-тоже-не-тот-за-кого-себя-выдает такая ситуация, как ни странно, тоже была не очень.
- Воу! - он даже отшатнулся от такой прыткости их профессора-не-профессора, выгибая кустистую бровку. "Так вот, что я делал не так", то ли думал, то ли полушепотом рассуждал дух, наблюдая всю эту потрясающую картину. В машине он только поднял руки, старательно сдерживая внутри себя нечеловеческий ржач и отодвигаясь чуть подальше, поближе к профессору Бекеру, который вообще просто бровью повел и молча тронулся с места, демонстрируя поистине адовую выдержку.
В памяти Алиссандра Харон отыскал дорогу в одно неплохое местечко, где он как-то прогуливался некоторое количество лет назад. Безлюдное, тихое, у болота - идеально. Только вот он подумал, что просто закапывать мальчишку, это как-то неправильно - бывают у него редкие проблески милосердия. Да и еще одну возмущенную и молящую душу у берегов Стикса он видеть не имел желания.
- Мы устроим погребальный костер, а не просто его закопаем, - сказал он брату, сворачивая с главной дороги, - Так и следов будет меньше, и у меня потом проблем с его душой, - он чуть пожал плечом, обгоняя какой-то драндулет.
В кармане пиджака завибрировал мобильный телефон, Харон извернулся, доставая этот подарок студентов-выпускников своему любимому преподавателю и смотря на экран одним глазом. Староста группы ищет преподавателя. Бросил телефон обратно, сворачивая теперь в лес. Лучше, чтобы машину с дороги видно не было. Отъехал в сторону полянки, на которой был когда-то и заглушил двигатель.
- Приехали, выгребайтесь....

+1


Вы здесь » Clash of the Gods » век Астреи » в чем сила, брат?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC